Шоңҡар
+9 °С
Болотло
Бөтә яңылыҡтар

Дети улицы Повесть (5) Айгиз БАЙМУХАМЕТОВ

Еды нормальной нет, вечный страх... Что будет завтра – неизвестно... Приближаясь к родному дому, сердце начало бить сильней. Нет, скорее всего, он уже не вернется к новым друзьям. Два месяца провел на улице – с него хватит. Нужно жить по-человечески. И в школе начнет нормально учиться. У него же есть мечта. Вернее, мечта отца.

Дети улицы Повесть (5) Айгиз БАЙМУХАМЕТОВ
Дети улицы Повесть (5) Айгиз БАЙМУХАМЕТОВ

Прошло уже два месяца, как они живут вместе. Остались позади холодные денечки.  Наступил солнечный май.  Впереди – прекрасное лето. Но стыдно все время ходить в одном и том же. Нужно сходить домой, посмотреть, что есть из одежды. Данил уже давно думал об этом. И вот сейчас, наконец, решился. Как говорят, только шайтан живет без надежды. Может, мама опомнилась и начала нормальную жизнь? Может, уже обыскалась Данила? По правде, такая жизнь Данилу  самому осточертела. Разве жизнь в подвале – это жизнь?

Еды нормальной нет, вечный страх... Что будет завтра – неизвестно... Приближаясь к родному дому, сердце начало бить сильней. Нет, скорее всего, он уже не вернется к новым друзьям. Два месяца провел на улице – с него хватит. Нужно жить по-человечески. И в школе начнет нормально учиться. У него же есть мечта. Вернее, мечта отца.

         Эх, если бы отец не погиб... “Мой сын будет строителем! Вот увидите, он будет строить в нашем городе огромные высотки!” – любил повторять он. Почему-то отец очень хотел, чтобы сын стал именно  строителем.

 “Сейчас все хотят быть начальниками, а работать руками никто не хочет,” – эти слова отца Данил хорошо помнит. Эта профессия нравится и самому Данилу. Но если он не будет учиться, бродяжничать по улицам, то как его мечта осуществиться?!  Когда он думал об этом, ему становилось очень стыдно, что он так подводит своего отца.

         ...Он увидел перед домом красную машину, и рот расплылся в улыбке. Может, к ним приехали какие-то родственники?  И дом изменился до неузнаваемости. Деревянные ворота заменены на железные, рамы покрашены. Чувствуется, что у дома есть заботливый хозяин, дом будто светится.

Сердце Данила было готово выпрыгнуть от радости, и улыбался, представляя, как он сейчас зайдет в дом. Но ворота было не просто открыть. Сделали звонок. Данил нажал на кнопку. Быстро поправил одежду, готовясь к встрече с самым близким человеком, попытался расчесать пальцами слипшиеся кудри.

– Вам кого? – Когда перед подростком возникла фигура здорового, чужого мужчины, он опешил.

– Я в свой дом вернулся. А мама где? – Данил хотел пройти внутрь, но тот мужчина подставил руку.

– Мы купили этот дом. А они переехали.

От неожиданного известия ноги мальчугана подкосились. Словно молния ударила рядом.

– Кто его продал? Это же наш дом.

– Не знаю. Прежние хозяева уехали в какую-то глухую деревню.

– Не ври! Это папин дом! – Разъяренный Данил изо всех сил оттолкнул мужчину и попытался прорваться внутрь. Но тут мужчина стоял крепко. Он только слегка оттолкнул настырного мальчишку.

– Больше не приходи. Теперь я здесь хозяин! – И он захлопнул перед ним ворота.

         Теперь Данилу все стало ясно. Вот почему отчим его так ненавидел. Как только он начал жить с его матерью, он все настаивал на продаже дома. Мама уже и согласилась. Но в тот момент все их планы разрушал Данил.  В тот раз он со всех помчался в орган опеки городской администрации. Рассказал им, все как есть. Им не разрешили продавать дом. Закон был на стороне Данила. Пока есть несовершеннолетний в семье, нельзя было продавать недвижимость. Орган опеки взял вопрос под контроль. Этот поступок сильно разозлил отчима, что он начал изводить мальчишку. А матери-пьянице все равно. Когда в тот раз его били, что она сказала? “За подлость твою не прощу!” Все ясно. Попытка Данила защитить себя для нее стало подлостью.

Подросток не торопился уйти с места, где прошло все его детство. Он решил заглянуть к соседям. И его волновал только один вопрос. Как мама сумела продать дом? Данилу же еще не исполнилось 18. Значит, это все происки отчима...

– Ой, я ты что здесь делаешь? Вы разве не переехали в деревню? – удивилась соседка.

– Нет, не переехали. Вот же, стою перед вами.

Соседка позвала на чай. Во время разговора, Данил понял все обстояельства продажи. Они получили ложную справку, что малчик болеет астмой и в городе у него случаются приступы. И решили, мол, переехать из города на свежий воздух, в деревню, чтобы сберечь здоровье ребенку.

         Вот по этой справке опека и дала разрешение на продажу их дома. Они решили “позаботиться” о здоровье Данила. Вот так и получилось продать дом в городе. А что сделали с деньгами – неизвестно. Скорее всего, для отвода глаз, купили неведомо где, в глухой деревушке,  заброшенный домик размером с клетушку. Раз в десять дешевле их городского жилища. А остальные деньги – понятно – на пьянство...

Нет, мама сама не додумалась бы до такого. Такую мерзость может сотворить только тот подонок. Этого мужчину Данил невзлюбил с первого взгляда. Руки все в наколках, отсидевший.  Он, скорее всего, и связался с матерью, чтобы “загнать” этот дом. В этот момент мальчишке стало очень жалко маму. Ему показалось, что она оказалась в роли кролика, попавшего в капкан. “Нет, это не мама продала! Ее обманули!” – твердил он про себя. Внутри Данила все похолодело. Значит, не суждено ему вернуться в родной дом. Придется и дальше жить в  подвале...

В “гнездышке” уже вовсю гуляли. Купили водки.

– Ты где пропадаешь? – спросил Цыган.

– Домой хотел попасть...

– А мы вот что приобрели, –  Орех, как всегда, стал хвалиться. – Я это сам придумал..

Оказалось, что его друзья время зря не теряли. Провернули еще одно дельце. У старушки с верхнего этажа Орех выпросил кастрюлю. “Мы ваши новые соседи. Живем на первом этаже. Мы еще не до конца переехали”, –  обманул он старуху. Та пожалела и отдала свою кастрюлю. Хорошая вещь, на прилавках-то пусто, такую не достанешь. А им только того и надо. Быстро нашли покупателя. Конечно, продешевили. Но на бутылку хватило.

– Мы уже успели пропустить по одной. Налить тебе? – Цыган взял в руки бутылку и собирался наполнить емкости.

– Наливай! – Данилу самому хотелось выпить. Хотелось подавить в себе ярость. Даже не стал чокаться, и опрокинул содержимое в рот.

Продолжение следует.

Перевод от Зухры Буракаевой.

Автор:
Читайте нас: